Советская Звезда

75 лет Победы

Рубрика посвящена Победе в Великой Отечественной войне

Героическая хроника маленького степного хуторка

thumbnail

Впервые документальное упоминание о хуторе Поды мы встречаем в переписных листах всесоюзной переписи населения 17 декабря 1926 года. Населённый пункт назван — хутор Поды (верхние и нижние) и состоит из 35 хозяйств (23 — украинских и 12 — великорусских), в которых проживало 173 человека (в том числе — 21 казак, а по национальности — 113 украинцев и 60 великороссов). Хутор был в составе Брюховецкого сельского Совета.

В северной части хуторка раскинулась подына (низина), которая руками мелиораторов в начале XXI века стала пригодна к возделыванию сельхозкультур.

После 1934 года хутор активно пополнялся переселенцами из Воронежской области и застраивался. В центре построили правление колхоза, общежитие, ток и амбары. Сами жители заложили большой, красивый парк с дорожками, обсаженными кустарниками и цветами, деревьями, привезёнными из Адлера и Сочи,для молодёжи сделали танцевальную площадку с бетонным основанием. Потом приобрели духовой оркестр. Уже на колхозные и государственные деньги построили школу, клуб, амбулаторию, радиоузел, детский сад-ясли, моторную мельницу, производительностью две тонны муки в смену.

Война принесла хутору и жителям ничем невосполнимый ущерб. На фронт ушло около 200 человек. На обелиске в честь воинов-земляков, погибших в 1941-1945 гг. на фронтах Великой Отечественной войны увековечен 81 житель хутора. Первоначально было высечено 74 фамилии. В том числе местной учительницы-партизанки Литвиненко Надежды Петровны, казнённой немцами, хуторян Дейнега Василия Алексеевича и Скачкова Константина Ильича, убитых оккупантами, и мальчика Ковтуна Алексея, погибшего от гранаты, брошенной немцем в погреб во время боёв за освобождение хутора. Тело отважной партизанки с выколотыми глазами и вырезанными на туловище звёздами было обнаружено вскоре после освобождения хутора Поды.

Яков Дмитриевич Пищалка с семьей.

 

К глубокому сожалению и сегодня жителям хутора Поды неизвестны имена и обстоятельства гибели 14 местных жителей, не возвратившихся с полей войны.

В период оккупации с 6 августа 1942 года по 10 февраля 1943 года в хуторе хозяйничали румыны и немцы. Хуторянка Чайка Лукия Ивановна прятала от немцев в яме, в которой семья держала ранее свиней, трёх наших раненных солдат. Солдаты спрятали в этой яме свои документы и награды, а потом ушли. После освобождения хутора двое из них вернулись и откопали документы и награды, а третьего не было. Однажды ночью перед освобождением немцы обстреляли подводу с тремя красноармейцами и тяжело ранили одного из разведчиков, но идти к подводе побоялись. Не испугался Яков Дмитриевич Пищалка, 1871 года рождения, завёл подводу в свой двор, занёс раненого в дом. Когда разведчик очнулся, он попросил 72-летнего хозяина спрятать его пистолет. Наутро немцы обнаружили красноармейца и стали допрашивать его. Но он молчал, а затем собрался с силами и плюнул немцу в лицо. От удара прикладом в лицо раненый скончался. Хуторянин Шевченко Даниил сбил из досок гроб, а Яков Дмитриевич и Александр Шевченко выкопали в саду яму и похоронили разведчика. «Жаль, – рассказывала много лет спустя Мария Ивановна Павлюченкова, – не помню его фамилию. Мы ухаживали за этой могилкой, а после войны его родные перевезли прах к себе на родину».

Если внимательно рассмотреть фотографию, то на груди у деда Пищалки Я.Д. увидим две одинаковые медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Одну из них за спасение раненных бойцов при освобождении хутора ему вручали в клубе, где были все хуторяне. Вторую медаль дали уже как труженику тыла.

Бои за освобождениехутора Поды были тяжелыми и продолжительными. Только за одну ночь с 9 на 10 февраля 1943 года восточная половина селения трижды переходила из рук у руки. Во дворе дома Ещенко Евдокии, у копны сена, наши солдаты установили пулемёт и вели огонь по немцам. Во время короткой передышки пулемётчики забежали в дом и попросили что-нибудь поесть. Похватав то, что им из съестного дали, они выбежали. В это время во двор ворвались немцы и подожгли сено. Хозяйка и находившиеся с ней соседка Ивановская Евдокия Миновна с 14-летней дочкой Марией решили, что бойцы погибли. Но прошло немного времени, как пулемётчики целыми и невредимыми снова зашли в дом. «Где же вы были?» – удивились женщины. «На яблоню взобрались, перехитрили гадов», – последовал ответ.

При захоронении убитых при освобождении хутора бойцов Красной Армии произошло событие, навсегда оставшееся в памяти Анастасии Мартыновны Ещенко (в девичестве – Сёминой). По документам погибшая молоденькая санитарка оказалась её полной тёзкой по фамилии, имени и отчеству. Совпал и год рождения.

Сегодня на обелиске над братской могилой указано, что здесь покоится прах 676 бойцов и командиров, отдавших свои жизни за освобождение хутора Поды. В результате работы с архивными данными автором подготовлен для занесения на мемориальную доску список из 382 фамилий бойцов и командиров из 400-го и 526-го стрелковых полков, 531-го артиллерийского полка 89-й стрелкой дивизии и 1055-го артиллерийского полка 417-стрелковой дивизии.

Поиск продолжается. К настоящему времени выявлены имена ещё пяти воинов Красной Армии, павших при освобождении хутора Поды.

По свидетельству начальника штаба 89-й Армянской дивизии подполковника Ф.Е. Полтавца, зафиксированному в документе об именных безвозвратных потерях сразу после боёв, неполнота сведений об убитых и пропавших без вести «объясняется тем, обстоятельством, что они были сожжены немецкими фашистами и по обугленным трупам невозможно было установить личность». Сгорели и документы погибших.

Сегодня на одной из мемориальных плит высечено: «Здесь похоронены 676 сынов России, отдавших жизнь за освобождение хутора Поды. Из них известны: Пустовит Василий Андреевич, Казарян Казар Мартиросович, Гаграманян Арутюн Карапетович, Гульзарян Самвел Григорьевич». На второй плите написано: «Вечная слава героям 89-й Таманской дивизии, павшим в боях за Родину. От ветеранов тбилисской группы 89-ой сд».

Три дня жители хутора на подводах свозили убитых к двум братским могилам. Старожилы вспоминают, что многих погибших приходилось топорами вырубать изо льда на подыне перед хутором. У очень многих отсутствовали документы. В связи с этим есть все основания считать, что бойцы, указанные в списке пропавшими без вести, были убиты и захоронены в братской могиле.

В 1956 году жители хутора перезахоронили павших героев в одну братскую могилу в центре хуторского парка и установили обелиск. 9 мая 1974 года на деньги, выделенные местным колхозом, был сооружён новый обелиск и установлен Вечный огонь.

После войны в хуторе Поды проживало 718 человек, сегодня осталось около 200, из них трудоспособных 92. В хуторе из 73 жилых домов и квартир относительно благоустроена половина, 36 домов и квартир газифицированы. Учащихся общим числом 25 мальчиков и девочек возят в среднюю школу № 2 станицы Брюховецкой и в среднюю школу № 12 хутора Гарбузовая Балка. Есть ещё 21 малыш дошкольного возраста.

Хутор выживает, потому что находится на краевой трассе.

Александр Шеремет, краевед, Краснодарский край.

На фото:
Яков Дмитриевич Пищалка с семьей.
Фронтовой снимок отца автора (на фото справа, с орденом Боевого Красного Знамени).


Новости по теме